Суббота 21 Июль 2018

Свои чужие дети

Вера Мурзина из Владивостока отмечает 40-летний юбилей работы в роддоме

 

Если собрать вместе всех детей, которые пришли в наш мир с помощью акушерки Веры Ивановны из роддома № 4, можно было бы заселить небольшую приморскую деревню. Однажды Мурзина совершила своего рода подвиг: приняла 19 родов подряд. Сегодня руководство роддома ходатайствует о присвоении коллеге медали «За верность профессии».

О том, что в минувший понедельник, 13 февраля, у Веры Мурзиной знаменательная дата — 40 лет работы в роддоме, — ей напомнила главный врач Вера Стрельцова.

— Неужели уже прошло столько лет? — искренне удивилась Вера Ивановна. При  этом ее общий стаж в медицине — полвека. Кстати, то, что Мурзиной «светит» награда за профессионализм, для нее тоже стало полной неожиданностью. Она же просто работала, разве в этом есть что-то особенное?

Мы разговариваем с Верой Мурзиной в приемном покое. Это ее служебное место в последние годы. В силу возраста в родзале работать стало трудно. Но 20 лет Вера Ивановна простояла у «конвейера жизни». Было время, когда приходилось принимать по 12–15 новорожденных в сутки. Так что более подходящего сравнения не найти. Говорит, только успевала одного малыша обмыть, обработать, бирку на пальчик прикрепить, как на подходе был следующий.

— Вера Ивановна, а самые первые роды помните?

Этот вопрос заставляет женщину ненадолго задуматься.

— Честно скажу, нет. По идее, должна была запомнить. Но, видимо, это для меня не было стрессом. Я вышла работать в роддом, когда моему первому сыну было всего пять месяцев. Очень торопилась окунуться в работу, боялась что-то забыть из программы медицинского училища, — рассказывает Вера Ивановна. — В роддоме пропадала сутками. Благо с ребенком помогала мама, и даже соседи. Тогда люди жили очень дружно.

Рассказывая о тех далеких годах, Вера Мурзина признается: сейчас в роддоме работать намного легче, медицина ушла вперед.

— Раньше никаких УЗИ не было, никакого одноразового инструментария. Всё приходилось кипятить. Помню, как кислородные подушки для рожениц носили с первого на четвертый этаж. Лифтом нам пользоваться не разрешалось — он только для мамочек, — говорит Вера Ивановна.

Но всё равно свою профессию она считает самой интересной.

— Я всегда молодежи советую: идите работать в родзал. Нигде в другом месте вы не сможете набраться такого уникального опыта. Каждая женщина — это неповторимый случай. Каждая требует особого внимания.

— Какие чувства вы испытываете при появлении малыша? Или это просто работа?

— Трудно сказать. Конечно, это, прежде всего, работа. Но работа, которая приносит огромную радость.

— Сегодня часто практикуют домашние роды. Вы одобряете?

— Каждый вправе сам выбирать способ родоразрешения. Можно, конечно, и дома рожать. Но на такой шаг, по-моему, можно идти, только если ты на 100 процентов уверена в своем здоровье и безопасности ребенка. Роды — процесс серьезный, всего предугадать невозможно. Так зачем же рисковать? Да, раньше русские женщины в стогу в поле рожали. Но они намного здоровее были. Даже еще лет 10 назад у наших рожениц не было такого большого процента заболеваний.

— А как вы относитесь к тому, что муж присутствует при родах жены?

— Партнерские роды — это хорошая вещь. Если оба родителя готовы к такому сотрудничеству — прекрасно. В нашем роддоме мужчины нередко присутствуют при родах. Держат жену за ручку, дышат вместе с ней. Правда, иногда сами женщины против того, чтобы муж был с ней рядом в такой ответственный момент.

—  Сегодня нередко мамочки жалуются на то, что в роддоме к ним относятся грубо. А вы сопереживаете роженицам?

— Что на это сказать? Будущим мамочкам самим надо быть хорошими. Многие приходят в роддом неподготовленными, необследованными. По идее, мы вообще не должны их принимать. Но мы принимаем всех, даже с патологиями, никому не отказываем. Бывает, что папы воспринимают нас как врагов. Устраивают скандалы, если приходится стоять в очереди на выписку. Но это же неправильно. Мы всегда стараемся говорить с родителями, объяснять, как работает роддом.

— Наверняка в вашей акушерской практике случались экстремальные ситуации? Бывает, что ребенок умер. Как вы это в себе потом перебарываете?

— Такие случаи — огромная трагедия для всех: и врачей, и акушерок, и санитарок. И, к сожалению, именно патологические роды остаются в памяти надолго, а счастливые быстро забываются.

— У вас за плечами огромный опыт. Сможете заменить врача?

— Сейчас нет. Ведь у нас сегодня чуть ли не половина родов — это операции. Врачи, может, перестраховываются. Но всё делается ради того, чтобы было меньше травматизма. А я с операцией точно не справлюсь.

— А почему вы сами не стали врачом?

— О медицине я мечтала с детства, хотя в семье медиков не было. После школы пыталась поступить в институт, но провалила экзамен по физике. Кстати, обидно, что мальчиков с такими же результатами зачисляли, а девочек — нет. Такие были приоритеты. А еще я обнаружила, что совсем не переношу запах формалина. Так что полноценным врачом вряд ли бы удалось стать.

— Сегодня у вас суточное дежурство. Спать, как я понимаю, нельзя. Как выдерживаете такой график? Откуда берете силы?

— У меня мои знакомые тоже нередко спрашивают с круглыми глазами: «Ты до сих пор работаешь?». Конечно, работаю, а что мне делать, на лавочке сидеть? Когда человек двигается, живет полной жизнью — тогда у него силы на всё находятся. Знаете, когда я просыпаюсь утром, первым делом думаю: ура, пора на работу.

Наша справка

Медаль «За верность профессии» относится к общественным негосударственным наградам. Настоящий профессионализм не появляется ниоткуда, он нарабатывается и оттачивается годами. Оставаться верным выбранному призванию — удел всех блестящих специалистов. Медалью в качестве поощрения награждаются представители различных профессий за добросовестную работу, научные открытия, перевыполнение норм производства, а также ветераны, посвятившие свою жизнь одному делу.

Анна СТЕПАНОВА.

Фото автора.

Читать далее >>

«Смертники»: одним — деньги, другим — слёзы

В Приморье недобросовестные заводчики торгуют щенками, которые умирают через неделю 

Они искали нового члена семьи, а в итоге в их дом пришла трагедия. Милые щенки шпицев умирали на руках хозяев в течение 7–10 дней после покупки. Потерпевшие винят заводчиков, дескать, собак разводят в жутких условиях, поэтому малыши и рождаются больными. А торговцы породистыми щенками уверяют: новые хозяева не сумели правильно ухаживать за четвероногими. Кто прав, кто виноват — разбирался корреспондент ДВВ.

О померанском шпице, который так похож на маленького медвежонка, четырехлетняя Оля (все имена и фамилии изменены. — Прим. ред.) мечтала больше года и упрашивала родителей купить его.

— Ко дню ее рождения решили порадовать ребенка. Купили щенка. Заплатили 15 тысяч рублей. Деньги немалые, но для шпица очень дешево, — рассказывает Анна Иванова, мама Оли.

Но радость длилась недолго. Песик с каждым днем становился всё более и более вялым. Мало ел, его часто тошнило. Привезли ветеринару, диагноз — «вирусный энтерит». Несколько дней семья пыталась спасти Бусинку. Но лекарства и уколы не помогли — щенок умер.

— Для дочери это был шок. Она успела привязаться к животному. Плакала. Спрашивала: «Где Буся?» Мы ей сказали, собачка к своей маме уехала, — с горечью вспоминает Анна.

В соцсетях Анна и ее муж Алексей нашли информацию, что в своем горе они не одиноки. Еще десяток человек описывали похожую ситуацию. У тех же самых заводчиков покупали щенка дорогой породы, а тот умирал через неделю.

— В питомник в поселке Угловое обратились, так как померанского шпица они продавали всего за 15 тысяч. Правда, без документов и каких-либо справок. Но шпиц со всеми необходимыми бумагами может стоить более 100 тысяч рублей. Для нас это неподъемная сумма, — объясняет Татьяна Катаева, еще одна потерпевшая.

По маленькому пушистому Кексику скучает не только Татьяна, но и ее кот Камаз. Наглый, самоуверенный, считающий себя единственным хозяином в доме. К шпицу он привязался, как к родному котенку. Когда щенок лежал больным, кот сидел возле него, облизывал.

— После смерти Кексика я выложила в соцсетях объявление. Нашла еще потерпевших. С одной парой познакомилась лично. Еще человек 8–9 оставили свои комментарии, в которых описывали схожую проблему, — вспоминает наша собеседница.

Как рассказывают специалисты, в Приморье десятки питомников, которые держат «разведенцы». Так называют недобросовестных заводчиков. Они не заботятся о чистоте породы, экстерьере, и главное — о здоровье собаки. Торговля щенками поставлена на конвейер.

— Мы таких щенков называем «смертники»! Из-за того что малыши рождаются в ужасающих условиях от не привитых родителей, они умирают через несколько дней после покупки. Как только щенки появляются на свет — они уже очень больны. А стресс от переезда в новое место добивает их, — говорит Ирина Андреева, врач-ветеринар.

 

Питомник, где покупали щенков, расположен на небольшом приусадебном участке в частном секторе пригорода Артёма. Подойдя к воротам можно услышать громкий лай нескольких десятков собак. Но соседи уверяют, шум не самое страшное, к нему уже привыкли. А вот терпеть невыносимый запах уже нет сил. По их словам, своих питомцев заводчики содержат, мягко говоря, в антисанитарных условиях, кормят гнилыми продуктами и более того — хоронят умерших собак прямо на огороде.

— Запах — жуть! На огороде невозможно работать. Люди, которые просто мимо проходят, спрашивают нас: «Как вы тут живете?», — с досадой говорит Галина Колесникова.

Но сами заводчики проблемы не видят. Уверяют, что у них официальный племенной питомник и к ним регулярно приезжают с проверкой сотрудники ветконтроля.

— А что касается тех, кто купил щенков, мы готовы вернуть деньги, если суд признает нас виновными, — без тени смущения парируют владельцы питомника.

Как нам сообщили хозяева умерших щенков, они планируют подать заявление в правоохранительные органы.

Виктор ПОЛЬСКИЙ.

Читать далее >>

Нам пишут

А уголь где?

Вспомните, когда вы последний раз писали письмо от руки? Не бездушное электронное, а «настоящее», которое на бумаге. В адрес нашей редакции продолжают приходить письма в конвертах, как и много лет назад. И темы, которые поднимают в них наши читатели, тоже тем или иным образом перекликаются с прошлым.

 

***

«Года два назад президент Путин поручил правительству поднять на должный уровень угледобычу в нашей стране. Но его пожелание, мне кажется, было проигнорировано. Сужу по состоянию угледобычи в Приморье. Наш губернатор Миклушевский тоже в последнее время заговорил о переводе котельных с мазута на уголь. А где его взять? Если в 1987 году наш Лучегорский угольный разрез добывал около 8 млн тонн угля в год, а объединение «Приморскуголь» около 22 млн тонн, то за 2016 год наш разрез добыл 3 млн тонн, а край — менее 10 млн. Чем же «кормить» котельные?

Уверен, что Лучегорский угольный разрез ожидает участь Лермонтовского вольфрамового рудника, Дальнегорского ГОК, «Бора», Ярославского ГОК. А ведь запасы (разведанные) на нашем разрезе позволяют вести добычу не одно десятилетие. К тому же Приморская ГРЭС спроектирована под угли этого месторождения. Теперь же в связи с затуханием добычи сокращаются рабочие места в разрезе. Особенно много уезжает молодежи. А когда мы строили разрез, верили, что работой будут обеспечены не только наши дети, но и внуки. Нам, первостроителям, уже за 70, и больно думать, что придется доживать в городе Юности (так называли Лучегорск) без детей.

Еще меня очень волнует состояние нашего сельского хозяйства, вымирание деревень. В нашем Пожарском районе в «застойные» годы было пять совхозов. Теперь — ни одного! Поля зарастают березами и вербой. Немногочисленные фермеры не могут обеспечить в полной мере жителей района сельхозпродукцией. Про молоко нечего и говорить, а ведь раньше в Лучегорске был свой молокозавод. Я считаю, чтобы увеличить количество жителей края, надо строить жилье в селах, собирать людей с бывших союзных республик, переселять их к нам на Дальний Восток, оказывать материальную поддержку на первых порах. Если будет расти народонаселение, тогда и сельское хозяйство поднимется «с колен» и деревни не будут превращаться в призраки.

Я. А. Мащенко, пгт Лучегорск.

 

***

«Добрый день! Надежда только на вас. Больше трех недель назад отправила письмо в администрацию города Владивостока, но реакции ноль. В обращении указала на ужасное состояние пешеходных дорожек и лестницы, расположенных в районе улиц Иртышской — Героев Варяга. Снегопады прошли много дней назад, но никто даже не приступал к расчистке этих территорий.

Наш микрорайон спальный, можно сказать, тупиковый; наверное, поэтому о благах для живущих там людей администрация практически не вспоминает. Мы задыхаемся от выбросов мусоросжигательного завода. В ближайшей округе нет ни одной спортивной детской площадки. Маршрутные автобусы ходят крайне нерегулярно. Наверное, мы единственный микрорайон города, где вообще нет тротуаров. Их просто не предусмотрели при застройке. Люди вынуждены передвигаться по проезжей части, рискуя попасть под колеса машин. Зимой нам приходится труднее всего. Сегодня дорога, по которой каждый день десятки людей идут с Иртышской на Бородинскую, чтобы попасть к остановке общественного транспорта, превратилась в каток. Как его преодолевать пожилым, инвалидам или мамам с колясками — непонятно. Еще одно непреодолимое препятствие — лестница от Героев Варяга до Иртышской. Опять же, это единственное место спуска. Ступеньки все во льду, но к ним еще подобраться надо. Когда чистили дорогу (автомобилисты на первом месте, потом пешеходы), снег свалили к подножью лестницы. Неужели надо ждать весны, когда завалы сами растают»?

Наталья, г. Владивосток.

От редакции:

По просьбе ДВВ ситуацию комментирует Елена Лазаренко, юрист, эксперт Общественного экспертного совета при губернаторе по вопросам ЖКХ в Приморском крае, председатель ТСЖ:

—  В данном случае речь идет о нарушении прав жителей мирокрорайона на нормальное проживание. Люди оплачивают налоги, наполняют городской бюджет. Средства из него должны направляться и на своевременную уборку территорий в том числе. Если этого не происходит, жителям необходимо обращаться в прокуратуру. Именно этот орган контролирует соблюдение прав граждан.

 

***

«Хочется рассказать об интересном мероприятии, которое прошло недавно в  находкинском литературном клубе «Элегия», которое уже 45 лет объединяет творческих людей города. Недавно, перебирая библиотеку клуба, его руководители Дина Усатая и Станислав Кабелев с горечью отметили, как много в последние годы ушло из жизни талантливых людей. Так родилась мысль организовать вечер памяти приморских поэтов и писателей,  журналистов, бардов, а также туристов и путешественников — друзей «Элегии».

Его главной точкой притяжения стал стеллаж с книгами известных литераторов. Михаил Гутман,  Евгений Лебков, Олег Кабалик, Михаил Дербенёв, Юрий Кудрявцев, Константин Ситарь, Леонид Ефимков. Всего 28 имен.

Приморские литераторы — представители различных профессий  — так мастерски владели рифмой, так емко могли передавать свои переживания, размышления о любви и разлуке, о жизни и смерти. Каждый из этих людей заслуживает отдельного вечера памяти. Их книги бережно хранятся в домашних библиотеках и, конечно же, в клубе «Элегия». Как сборник стихов Евгения Лебкова «А что же мне делать в России?», который на стеллаже памяти занял центральное место. Поэт, прозаик, публицист, заслуженный лесовод  России, член  Союза российских писателей, почетный житель города Партизанска, автор более 20 книг стихов и прозы Евгений Лебков публиковался в Хабаровске и Владивостоке, в московских издательствах «Молодая гвардия», «Современник»,   «Советский писатель», журналах «Сахалин»,  «Дальний Восток», во многих газетах  Приморья, Брянской и Орловской областей.

Есть в литературном клубе «Элегия»  группа неравнодушных людей, которые серьезно занимаются творческим наследием Сергея Денисенко, создавшего некогда в Находке театральную студию «ЛИС».  В прошлом году он ушел из жизни в самом расцвете сил. Он писал стихи, песни, сценарии к спектаклям, с небывалой точностью реконструировал военные мундиры разных эпох, чеканил медали. На литературном вечере друзья представили фильм о нем, а в будущем планируют издать книгу.

Говорили на вечере памяти и о журналистах. Летом исполнится 15 лет, как не стало Владимира Колесникова.  Он не носил официального звания  поэта или писателя, но в Находке с творческой стороной его жизни были знакомы очень  многие. Владимир  Николаевич радовал читателей своим юмором, издавался в сатирической газеты «Всё путем!», вел различные программы и прямые эфиры на  городском телевидении и радио. Вместе с другими журналистами Владимир Колесников  стоял у истоков создания радиостанции «Тихий океан».

Значительную роль в деятельности литературного клуба «Элегия»  играет группа краеведов и любителей путешествий.  Они всегда принимают активное участие в  организации и проведении праздников, театрализованных  спектаклях. Во всех постановках талантливо играла Татьяна Хажина,  прекрасным голосом  обладала Тамара Слюсаренко. Другом «Элегии» был бард  Александр Варежников. Их так сегодня не хватает «Элегии».

Когда закончился вечер памяти, многие  высказали пожелание сделать его традиционным. Ведь человек жив, пока его помнят».

Елена СТАСИНСКАЯ,

г. Находка.

Дорогие наши читатели. Мы по-прежнему ждем ваших писем. Пишите по адресу: г. Владивосток, ул. Пологая, 68, редакция газеты «Дальневосточные ведомости».

 

Читать далее >>

Спасите нас от экоцида

Приморцы просят Путина отменить строительство Восточного нефтехимического комплекса

 Противники нового производства в Партизанском районе считают, что оно окажется губительным и для людей, и для государственного природного морского заказника «Залив Востока».

Депутаты Законодательного собрания Приморского края одобрили предоставление земельных участков в аренду без проведения торгов для строительства Восточного нефтехимического комплекса. Однако противники проекта решили обратиться к президенту.

«Большинство ученых и ряд общественных деятелей Приморского края в течение нескольких лет выступают против размещения данного проекта на выбранной площадке, осознавая необратимые негативные последствия для населения и окружающей среды. Только планируемый выброс в атмосферу вредных веществ от комплекса нефтеперерабатывающих и нефтехимических производств составит около 50 тысяч тонн в год», — говорится в петиции, которую активисты планируют отправить президенту Путину.

Они считают, что жители юга Приморья будут дышать воздухом, перенасыщенным такими опасными веществами, как азот, сера, метан, фенол, бензол, ксилол, что приведет к росту различных заболеваний. Кроме того, все побережье залива (пляжи и базы отдыха Находки, Ливадии, пос. Волчанец и др.) станет непригодным для отдыха из-за токсичного производства. Под угрозой гибели окажется заказник «Залив Восток».

«Просим лично Президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина спасти нас от экоцида и принять меры для отмены Распоряжения Правительства РФ от 17 декабря 2015 года № 2602-р «Об утверждении плана реализации стратегического инвестиционного проекта Восточного нефтехимического комплекса», — говорится в петиции.

Лира Ивлева, заместитель председателя президиума ОДПК «Хранители Закона», член Дальневосточной межрегиональной экологической общественной организации «Зеленый крест» озвучила результаты проведения экологической экспертизы проектной документации ВНХК. По ее информации, ученые пришли к выводу, что зона производственной деятельности нефтехимического комплекса показана в зоне особо охраняемой природной территории регионального значения.

— Мы считаем, что объект государственной экологической экспертизы не прошел обязательную процедуру общественных слушаний, — уверена Лира Ивлева.

Ученые считают, что в Год экологии в нашей стране необходимо вносить изменения в природоохранное законодательство. В том числе государство должно учредить экологическую полицию в каждом межрайонном территориальном округе с передвижными лабораториями по исследованию вредных выбросов в атмосферу.

Марина СМИРНОВА.

Читать далее >>