Четверг 3 Декабрь 2020

Цирк, да и только!

Власти гордо отрапортовали о завершении отделки помещений цирка во Владивостоке, но «скромно» умолчали, что строители до сих пор не получили зарплату. Рабочие уже пожаловались в городскую прокуратуру, правда, надзорный орган разбираться не стал и перенаправил заявление в Рострудинспекцию.

Читать далее >>

Полицейские «откаты»

Арестованы высокопоставленные сотрудники УМВД по Приморскому краю.

Сотрудники УФСБ по Приморскому краю совместно со следователями СКР на прошлой неделе провели обыск в кабинете у заместителя начальника УМВД по Приморскому краю — начальника Следственного управления УМВД по Приморскому краю Ильи Шамратова — и позже задержали двух его подчиненных. Громкое уголовное дело может привести к серьезным кадровым перестановкам в УМВД по Приморскому краю, считают эксперты.

Следственные органы задержали двух сотрудников Следственного управления УМВД по Приморскому краю. В отношении задержанных возбуждено уголовное дело о получении взятки.

— По версии следствия, сотрудник полиции получил через посредника взятку от подчиненного следователя за содействие в премировании в повышенном размере по сравнению с другими подчиненными, а также за непривлечение к ответственности за ненадлежащее исполнение служебных обязанностей и дальнейшее попустительство по службе, — пояснил на своем сайте Следственный комитет России. — В ходе расследования устанавливается причастность к совершению преступления иных должностных лиц УМВД России по Приморскому краю. С целью обнаружения переданных денежных средств и следов преступления по уголовному делу проводятся обыски в служебных помещениях следственного управления, в том числе у подозреваемого и его руководства, по месту жительства ряда сотрудников, допросы свидетелей и иные следственные действия.

По неофициальной информации, в рамках расследования арестованы и отправлены в СИЗО начальник следственной части, заместитель начальника СУ УМВД Алексей Нестеров и помощник руководителя по вопросам технического и компьютерного обеспечения Максим Гуряшин.

По информации издания «Золотой мост», в Управление ФСБ по Приморскому краю обратилась сотрудница следствия; она сообщила, что один из ее руководителей готов ей выписать большую премию, примерно 250 тысяч рублей, однако она должна отдать ему более 100 тысяч. В результате «оперативного эксперимента», в котором приняли участие сотрудники ФСБ и СКР, указанная сумма заранее помеченными купюрами была передана под контролем следственных органов. Получив деньги, взяткополучатель отправился к руководству, после чего и начались обыски.

Издание «Золотой мост» обращает внимание, что Николай Афанасьев, придя на должность начальника УМВД по Приморскому краю в 2013 году, смог привлечь в край тех выходцев из Амурской области и Хабаровского края, с которыми пересекался в ходе учебы и службы в указанных регионах. Так, в Приморье был переведен Илья Шамратов (начальник СУ УМВД по Приморскому краю с 2013 г.) и Игорь Хайбулов (замначальника полиции по оперативной работе УМВД по Приморскому краю с 2014 г.). Кроме того, до прихода Николая Афанасьева на еще одну ключевую должность — начальника УГИБДД УМВД по Приморскому краю — был назначен еще один выходец из хабаровской полиции, Олег Зубакин. Таким образом, к 2014–2015 годам приморская полиция почти полностью была подконтрольна «амурско-хабаровским» «элитам». При этом приморские СМИ неоднократно опубликовывали откровенно скандальные материалы про Олега Зубакина и его довольно противоречивые кадровые решения и методы руководства, однако Николай Афанасьев критики своего подчиненного как будто бы не замечал. В 2015–2016 гг. немало претензий возникало и к работе следственных подразделений, которые курировал в Приморье Илья Шамратов.

Источники «Золотого моста» из числа бывших правоохранителей утверждают, что «якобы в Приморье давно уже имеются свои кандидаты на руководящие должности в полиции, которые сегодня находятся на «вторых ролях» и которые давно уже были недовольны засильем «амурско-хабаровских» «элит». Мол, не только в следственном управлении края, но и в краевой ГИБДД Приморья коллективы наблюдали несимметричный подход к выдаче премий».

По мнению экспертов издания, дело может привести к серьезным кадровым перестановкам в УМВД по Приморскому краю.

Андрей КОСТИН.

Читать далее >>

Земля — народу

С 1 февраля изменились правила получения бесплатного «дальневосточного гектара»

С сегодняшнего дня, с 1 февраля 2017 года, бесплатно получить землю на Дальнем Востоке может любой россиянин, причем для этого достаточно зайти в многофункциональный центр.  

Заявки на получение «дальневосточных гектаров» с 1 февраля можно оформить в любом многофункциональном центре (МФЦ) России через федеральную информационную систему «НаДальнийВосток.РФ», сообщает пресс-служба Минвостокразвития.

Росреестр заключил об этом договор с 12 тысячами МФЦ по всей стране. Примерно 20 тысяч сотрудников МФЦ прошли курс обучения агентства, отметил генеральный директор Агентства по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке (АРЧК ДВ) Валентин Тимаков.

— АРЧК ДВ проводит для уполномоченных органов и сотрудников МФЦ вебинары, объясняя детали и специфику работы, а также рассказывая о возможностях использования гектара, существующих мерах поддержки, — сказал Тимаков.

По словам главы Минвостокразвития Александра Галушки, информационная система «НаДальнийВосток.РФ», позволяет получить земельный участок без административных барьеров.

— На сайте также опубликованы меры, которые можно получить для освоения гектара. Сейчас их 35. Они связанны с возможностью получения гранта на ведение фермерства, квот на древесину для строительства индивидуального жилого дома, микрозаймов, лизинга сельхозтехники и так далее, — сказал господин Галушка, чьи слова цитируются в сообщении Минвостокразвития.

Впрочем, оформить земельный участок на Дальнем Востоке можно, не выходя из дома, по интернету. Большинство желающих так и делают. Но остальные из-за низкого качества или отсутствия связи подают заявки на бумажном носителе в местную администрацию.

Программа по предоставлению «дальневосточного гектара» началась 1 июня 2016 года. С этой даты выбрать участок земли жители Дальнего Востока могли в «пилотном» муниципальном образовании своего субъекта. С 1 октября земельные участки стали доступны дальневосточникам на всей территории региона. С 1 февраля 2017 года гектар будет предоставляться всем желающим гражданам РФ. Землю можно использовать под жилое строительство, фермерское хозяйство или предпринимательскую деятельность. После этого ее можно будет оформить в аренду либо получить в собственность.

Принято 35 мер поддержки граждан, получающих землю на Дальнем Востоке: возможности получения гранта на ведение фермерства, квоты на древесину на строительство жилого дома, микрозаймы, лизинг сельхозтехники и так далее.

Согласно результату социологического исследования, россияне из многих регионов страны намерены взять «дальневосточный гектар».

— ВЦИОМ проводил исследования по возможному количеству граждан, у которых есть интерес к получению «дальневосточного гектара». Было опрошено более 8 млн граждан РФ, и 23 % из них изъявили желание на получение участка в Хабаровском крае. Это более двух миллионов граждан, — сообщила на пресс-конференции в Хабаровске и. о. зампредседателя правительства Хабаровского края — министра инвестиционной и земельно-имущественной политики Ирина Серова.

По словам госпожи Серовой, значительный интерес к получению «дальневосточного гектара» проявляют жители центральных регионов страны, Сибири.

В Приморском крае на конец 2016 года заявления о выделении участков в безвозмездное пользование подали 7 734 человека, на рассмотрении находится более двух тысяч заявок. Наибольшее количество заявлений на территории края поступило в Надеждинский, Шкотовский, Хасанский районы, что, как полагают специалисты, связано с их географическим расположением на морском побережье и близостью к Владивостоку.

В целом по Дальнему Востоку, по данным на середину января 2017 года, свое право на «дальневосточный гектар» оформили пока 3,5 тысячи дальневосточников.

Олег ЖУНУСОВ.

Читать далее >>

Поспорить с режиссёром «Властелина колец»? Легко

Авторы видеопроекта «Мнения» — о любви к театру, желании изменить мир и дозированном подходе к правде

 

Они готовы горячо дискутировать не только между собой, но и вступать в спор с известнейшими голливудскими кинодеятелями. Они ставят перед собой цель повлиять на сознание современников и заставить их полюбить театр. Слишком смело? А их это не пугает.

Сегодня на встречи с творческой троицей — Германом Авеличевым, Даниилом Гончаровым и Антоном Шефатовым — приходит всё больше людей. А видеоролики, где главные герои — театральные деятели, набирают всё большее количество просмотров в интернете. В прошлом году увлеченные общей идеей владивостокцы объединились и решили делать кино о театре. Так появился первый выпуск «Мнений». Сейчас ребята работают над третьим сезоном. Но мы решили поговорить не только о видеопроекте.

— Режиссер «Властелина колец» Питер Джексон говорит: «Сейчас каждый может снять кино. Есть телефон в кармане? Снимаешь, выкладываешь на YouTube — и всё, ты режиссер». Готовы поспорить с мэтром?

Герман Авеличев, режиссер проекта:

— Снять-то можно, но как ты это сделаешь, вот что главное. Будет ли содержание, которое стоит чьего-то внимания. Главный вопрос в качестве.

Даниил Гончаров, оператор:

— Не смотря на то что Питер Джексон — мой кумир, тут я с ним не согласен. Кино — это не только нечто снятое на определенную аппаратуру и выложенное в интернет. К примеру, есть такой закон: литература становится таковой только тогда, когда у нее появляется читатель. То есть если я написал стихотворение и его не опубликовал, это не есть литература. То же самое и с кино. Оно предполагает художественную целостность, в нем должен быть изначальный замысел: сделать историю, имеющую начало, развитие и конец. Если это рандомно записанный материал на телефон, смонтированный под легкую музычку, это не будет кино.

— А то, что вы снимаете, это кино? К какому жанру можно отнести то, что выделаете: авторское кино, документальное?

Герман Авеличев:

Кто-то наши «Мнения» назвал мини-сериалом. Но мы с этим не согласны. Мы снимаем видеоролики, которые близки к документальному формату, но изложены художественным слогом в виде интервью.

— Как идет процесс съемок? Это импровизация или всё подчинено прописанному сценарию? Вопросы заранее героям раздаете?

Герман Авеличев:

— Нет, не раздаем.

— Но это же предполагает определенный риск…

— Когда мы только начинали работать над «Мнениями», некоторые герои просили посмотреть вопросы заранее. Но в итоге выяснилось, что никакой разницы между подготовленными ответами и «живыми» нет. Мы придерживаемся такого принципа: если ты находишься в своей профессии, если ты ею дышишь, тебя хоть в три часа ночи разбуди, задай вопрос о театре, ты ответишь как надо, тебе не надо репетировать.

— Ваши герои «дышат профессией», как вы считаете?

Герман Авеличев:

— У нас есть свое мнение, у зрителя сложится свое. В актерстве находиться очень сложно, если ты этим не дышишь. Можно в «Макдоналдсе» работать и не любить свою работу, а в театре так нельзя.

Даниил Гончаров:

— Для нас важно не то, насколько глубоко наши интервьюируемые дышат театром, а то, что они думают о театре.

Герман Авеличев:

— У всех разная степень зараженности театром. Кто-то уже смотрит на театр более приземленно, может быть, даже цинично. Но театр всё равно не отпускает. В этом и есть его загадка.

Даниил Гончаров:

— Здесь есть некие общие идеи одухотворенности того, что происходит на сцене, идея приобщения к миру вторичной реальности, которая красивее, прекраснее обычной жизни. У кого-то степень приобщения к этой одухотворенности с годами становится меньше.

— Если бы вас, молодых и дерзких, сейчас слышали мэтры приморского театрального искусства, они бы не обиделись? Скажем так: вас никогда не пытались обвинить в дилетантизме?

Герман Авеличев:

— Напрямую нет, не обвиняли. Мы сейчас как раз находимся в той стадии, когда нам крайне необходимо слышать критику. Одна актриса так прокомментировала наши «Мнения»: эти ролики созданы для того, чтобы показать волшебство, а на самом деле театр — очень жестокий мир. Я совершенно согласен с этой актрисой. Мы действительно создаем положительный облик театра. Мы не стремимся показать какую-то тайную, полную интриг закулисную жизнь. Мы сглаживаем углы.

— Но разве это не беспринципность для режиссера — сглаживать углы?

Герман Авеличев:

— У нас нет цели кого-то обидеть. Мы не хотим создавать провокацию, не хотим скандалов. Мы хотим разговаривать о том, что нам нравится, что интересно.

— Но, согласитесь, гораздо быстрее сегодня прославиться, делая интервью как раз с одиозными персонами, а не с «белыми и пушистыми».

— Одно дело, когда присутствует доля провокации, в умеренных дозах, другое — когда человек полностью состоит из скандала. Это неинтересно. Некоторые любят козырять тем, что всегда говорят правду. А правда — это как остро отточенный нож. Если дать его дурачку, он будет им размахивать и обязательно поранит либо себя, либо других. С правдой надо еще уметь обращаться.

— Давайте поговорим о технической стороне. Есть два оператора — Антон и Даниил, они же монтажеры и звукорежиссеры. Мне кажется, что вы не являетесь слепыми исполнителями воли Германа. Вы в равной степени авторы, верно?

Герман Авеличев:

— На самом деле мы трое — основатели проекта, без кого-то из нас это будет уже не то. Есть люди, которые помогают, третий оператор. Но костяк — это мы, каждый выполняет свою функцию.

Даниил Гончаров:

— Видеопроект не должен состоять только из того, что внутри. Он должен быть целостным и объемным. Если люди говорят о театре как о мире, где происходят чудеса, значит, и выглядеть на экране это должно соответствующе.

— Как создать эту чудесность для зрителя?

Антон Шефатов:

— Техническими средствами: ракурс, свет. Здесь мы вступаем в творческое воплощение проекта.

Даниил Гончаров:

— Мы стараемся скрупулезно подходить к тому, как будет смотреться тот или иной кадр. Важно, как выглядит человек в определенной локации. Мы стремимся, чтобы даже закулисные съемки были частью особого мира театра, искусства в своем роде интимного.

— Мы выяснили, что процесс съемок в вашем случае — экспромт. А ролики переснимаете?

Антон Шефатов:

— Было дело. Но это в самом начале работы над проектом. Сегодня мы ответы не переснимаем, даже если человек оговорился.

— Вы ставите перед собой смелые цели — расширить театральную аудиторию, «одухотворить» приморцев. Задачи настолько глобальные, что наверняка найдется уйма скептиков, которые просто посмеются: миссия невыполнима. Мне кажется, надо быть законченным оптимистом, чтобы верить, что с помощью видеороликов можно как-то изменить человеческое сознание.

Герман Авеличев:

— Глобальные цели тем и хороши, что их можно озвучить и больше к ним не возвращаться (смеется. — Авт.). Признаемся, у каждого из нас есть свои, более мелкие, скажем так, цели. Но в целом это всё складывается в рамки одной задачи — привлечь людей в театр.

— И что же это за «мелкие» цели?

Герман Авеличев:

— Скажу за ребят. Они сейчас практикуются в технической части. Формат видеоинтервью для них новый. В будущем каждый из них мечтает снять полнометражное кино. Для меня видеопроект — это накопление режиссерского опыта.

Даниил Гончаров:

— Нам с Антоном интересно попробовать техническими кинематографическими средствами сделать театры нашего города ближе. Мы с Антоном очень любим театр. Кроме того что Антон работает в Театре молодёжи, Герман в нем играет. Театр и кино — это виды искусства во многом родственные, оба визуальные.

Антон Шефатов:

— Я не соглашусь. Это совершенно разные виды искусства. Театр — это живое искусство, сиюминутное, то, что происходит здесь и сейчас. Это абсолютно другой уровень вовлеченности зрителя.

— Философствовать на эту тему можно бесконечно. Давайте поговорим о меркантильных вещах. Люди, которые выкладывают видео в интернет, ждут: сейчас меня заметят, восхитятся и дадут денег на съемки «большого» кино. У вас такой цели нет, получается? Вы бессребреники, тимуровцы от кино…

— Почему же, если кто-то захочет нам помочь финансово, мы только за (дружный смех. — Авт.).

— Каким вы видите свой проект «Мнения», скажем, через три года? Он как-то трансформируется или о театре можно говорить бесконечно?

Герман Авеличев:

— Мы бы очень хотели избежать проблем, с которыми сталкиваются абсолютно все сериалы — затягивание. Проект должен рано или поздно закончиться. Возможно, он умрет скорее, чем мы думаем. Но пока мы полны идей, «Мнения» развиваются. Так что ходите в театр и спорьте о нем вместе с нами.

Ирина ФАСОВА.

Фото Юлии Никитиной.

Читать далее >>