Воскресенье 19 Август 2018

Неполиткорректное поведение

Илье Спокойнову предъявлено обвинение в организации и руководстве мошенничества, совершенного группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере (ч. 3 ст. 33, ч. 4 ст. 159 УК РФ), сообщила официальный представитель Следственного управления СК РФ по Приморскому краю Аврора Римская.

Читать далее >>

Сирота из Покровки едет в Голливуд

11-летний Женя Шевченко покорил жюри Всероссийского вокального конкурса «Ты — супер!»

 

Несмотря на то, что юный певец из Приморья не прошел в следующий этап творческого состязания, его уже сегодня все называют победителем. Известный актер Тагава Кэри-Хироюки (фильмы «Перл Харбор», «Хатико: Самый верный друг», «Мемуары гейши»), принимавший участие в телешоу, решил позвать талантливого мальчика в Голливуд. Поездка запланирована на апрель.

О Жене Шевченко из приморской глубинки сегодня говорит вся страна. Пусть его выступление на конкурсе, который транслировался по телевидению, было не самым удачным. Но воспитанник школы-интерната для детей-сирот из Покровки буквально очаровал жюри «Ты — супер!». Его уже пригласили на следующий сезон конкурса.

У Жени очень сложная судьба. Родная мать отказалась от него сразу же в роддоме. По каким-то причинам родительских прав ее не лишили, и малыша забрал к себе отец, не гражданин нашей страны. До трех лет малыш жил во вьетнамской общине. Как с ним обращались, можно судить хотя бы потому, что, когда мальчика разыскали сотрудники отдела опеки, первым делом отправили в больницу. Ребенок был крайне истощен, с целым букетом болезней. После его взяла к себе семья из Покровки, в которой уже была приемная девочка, тоже с проблемами со здоровьем. С новыми родителями Женя прожил почти семь лет, а потом неожиданно его «сдали» в дом-интернат. Новые родители признались, что не могут справиться с «ужасным» мальчиком: «он врет, ворует, убегает из дома, ведет себя неадекватно». В школе-интернате признаются, что ждали маленького монстра.

— А тут (это было в ноябре прошлого года) приходит ласковый, спокойный ребенок. Женя как-то по-особенному всем заглядывал в глаза. Было видно, что ищет человеческого тепла, — рассказывает Ирина Удовенко, воспитатель, преподаватель английского языка, организатор самодеятельной художественной студии в школе-интернате.

Сегодня можно смело говорить, что Ирина Денисовна сыграла очень важную роль в жизни мальчика. Говорит, в студию набирают всех желающих деток, независимо от наличия таланта. Женя сразу обратил на себя внимание не только хорошими вокальными данными, но и артистизмом.

— Когда мы узнали, что в Москве стартует телеконкурс вокалистов для детей-сирот, решили обязательно послать туда кого-то из наших воспитанников. Было три претендента, но, честно скажу, больше всего я надеялась на Женю, — признается Ирина Удовенко.

Женя очень тяжело привыкал к новой обстановке. Больше всего его мучил вопрос: «Почему мама от него отказалась, что он сделал не так?». Позже на конкурсе талантов в школе-интернате ему дадут грамоту за первое место. «Вот бы она увидела», — такими были первые слова ребенка после вручения награды.

— Женя очень ответственно готовился к конкурсу, старался. По условиям шоу, на первом этапе мы отправляли видеозапись песни в Москву. Проходишь — с тобой начинают заниматься по скайпу столичные преподаватели по вокалу. Жене предстояло за полтора дня разучить предложенную педагогами песню Виктора Салтыкова «Кони в яблоках», — рассказывает Ирина Денисовна.

Когда Женя оказался в окружении десятков детей, многие из которых учатся в музыкальной школе, легко чувствуют себя на большой сцене, сначала заробел. Это волнение сыграло против него и во время выступления. Мальчика поддержали только два члена жюри из четырех. Женя сумел стойко перенести неудачу. Уходя со сцены, он даже передал привет своим друзьям из школы-интерната.

Финал у этого конкурса оказался неожиданным. По условиям шоу, некоторым из его участников были приготовлены сюрпризы. К кому-то «доставили» маму, живущую на другом конце страны, кому-то брата, который служит в армии. Сюрпризом для Жени Щербакова стал известный голливудский актер Кэри-Хироюки. Он сам выбрал его из всех других конкурсантов.

— Во-первых, ты должен начать с формулировки своей мечты. Затем верить в нее и осуществлять, — сказал актер, обращаясь к Жене со сцены.

Кто знает, может, мечта приморского сироты уже начала осуществляться. Кэри-Хироюки решил пригласить его в Голливуд. Подробности поездки пока не разглашаются, но известно, что она состоится в ближайшее время.

Справка ДВВ

Шоу «Ты — супер!» — это проект, цель которого дать шанс детям, оказавшимся в сложной жизненной ситуации. Участниками проекта стали воспитанники школ-интернатов, детдомов и дети из приемных семей со всей страны. Возраст конкурсантов — от 7 до 18 лет. В состав жюри входят известные артисты, такие как Маргарита Суханкина, Стас Пьеха, Ёлка, а также музыкальный продюсер Виктор Дробыш. Анна СТЕПАНОВА.

Фото Ирины УДОВЕНКО.

 

Читать далее >>

Выставка «Послание насекомых»

Во Владивостоке в Приморском отделении Союза художников России открыта бесплатная для посещения выставка «Послание насекомых» — кураторский арт-проект, в котором реализуется тема многогранности существ, появившихся еще 400 миллионов лет назад.

Читать далее >>

«Спектакли, как люди — каждый со своим характером»

27 марта во Владивостоке, как и во всей стране, будет отмечаться День театра

Накануне праздника, который хоть и является официальным, но не носит «карандашного» характера, корреспондент ДВВ побеседовал с художественным руководителем, главным режиссером Приморского краевого драматического театра молодёжи Юрием Гончаровым.

— Древние считали, что земля держится на трех слонах, те стоят на плоской черепахе, а она покоится на спинах трех китов. На каких китах/черепахах стоит театр?

— Лучше бы театр не стоял. Театр — это не статика, не незыблемость, затверделость. Он движется, можно сказать, плывет, летит, бежит, идет прогулочным шагом. Всё равно это действие, глагол. Весь театр состоит из глаголов. Если я скажу, что главный человек в театре — актер, это будет правда. Но если скажу, что только актер — это будет неполная правда. Без актера нет спектакля, но его нет и без декоратора, художника, сценографа. В чем феномен театра? Это удивительное сочетание индивидуального труда и коллективного. Можно вспомнить фразу Станиславского, которой придали анекдотический смысл, про театр и вешалку. Театр не начинается с вешалки, потому что он не может не начинаться. Каждый день на каждом спектакле театр начинается. Все, кто работает в театре, — все киты, черепахи и слоны. Это такая шумная, очень разная, где-то скандальная, где-то очень добрая ватага, семья, которая постоянно переезжает из одного города в другой. Каждый спектакль — путешествие, стоять невозможно. Да, наш театр находится на стационаре, у нас есть адрес, банковские реквизиты, но это не значит, что мы никуда не двигаемся. Это путешествие даже интереснее, чем его финал.

— У этой истории открытый финал?

— Конечно, продолжение всегда следует. Через определенное время делается новый спектакль.

— Возвращаясь к изречению Станиславского. Марк Захаров перефразировал его по-своему, он уверен, что театр начинается с худрука, иначе вешалки будут пустыми. Вы согласны с перефразировкой? Можете не скромничать.

— Думаю, у Марка Анатольевича было достаточно резонов так говорить. Спорить с ним в отношении театра «Ленком» смысла нет. Можно назвать еще с дюжину фамилий, как Захаров, Любимов, которые олицетворяют собой успешность, веху, эпоху, часть эпохи…

— То есть про любой театр нельзя сказать, что она начинается с худрука?

— Нельзя. Кстати, в некоторых театрах вообще нет худрука, там есть директор.

— Не знала, что есть такие ущербные театры.

— Они не ущербные, они просто такие, какие есть. Сегодня с очень многих театров спадает прекрасный романтический флер профессии, что делает служение театра особой историей. Такова жизнь, и какие-то ее практические стороны могут театр разрушить.

— Речь идет о коммерциализации театрального искусства?

— Нет. Речь о том, что театры не получают должного финансирования, которое позволяло бы чувствовать себя свободными. Что такое большие деньги? Это власть, возможности и, прежде всего, независимость. В нашей стране подавляющее число театров не свободны, хотя должны быть абсолютно свободными. Это когда захотел поставить такой-то спектакль, и ты его ставишь. Не считаешь каждую копейку, не советуешься с художником по костюмам, как бы перешить наряды, или с монтировщиком — как из той фанерки, оставшейся от списанного спектакля, соорудить новую декорацию. Да, есть не менее знаменитая фраза Немировича-Данченко. Он сказал: можете нанять великолепную труппу, найти блестящего драматурга, сделать потрясающий реквизит, но это еще не будет театр. Выйдут два талантливых актера на площадь, расстелют коврик, начнут гениально играть — и это будет театр. Но зачастую историю с ковриком используют для того, чтобы просто не давать театру денег. Дескать, играть надо лучше, и зритель к вам потянется. Но есть разные драматургии, жанры, приемы. Лично для меня одного коврика уже мало. Этот коврик не просто смиряет фантазию, он переключает мозги. Ты думаешь не о том, как создать спектакль, что сказать актерам, каким образом будешь добиваться от них вживания, проникновения в роль. Ты будешь думать, где взять денег. К примеру, на постановку Шекспира, чтобы были костюмы той эпохи, мечи, доспехи…

— Никаких кроссовок и джинсов?

— Конечно, существует эксперимент. Но если в репертуаре 14 спектаклей и актеры постоянно в джинсах, то что будет со зрителем? В театр пойдут только любители кроссовок. Следовательно, билетов будет продаваться мало, денег актерам будет платиться еще меньше. Из 30 актеров останется, предположим, шесть, которые готовы идти до конца. Но тогда театр превращается в некую студию, актеры едят «Доширак», живут в театре. Это святые, самоотверженные люди, говорю без иронии.

— Прозвучало слово «приемы». В вашем театре есть запрещенные методы воздействия на зрителя, есть темы, на которые вы никогда не будете говорить?

— Это провокационный вопрос. Отвечая на него в категориях «да/нет», можно впасть в некое лукавство, потому что надо себя заранее в чем-то ограничивать. Возьмем ситуацию: зритель стал забывать театр, он на грани закрытия. Что можно сделать? Устроить провокацию. Берется злободневная тема, резонансное событие и подается как скандал, чтобы привлечь внимание прессы, соцсетей, властей и, конечно, зрителей. «Вы видели этот спектакль, это просто кошмар!» Это тоже прием, но прием, который чаще всего используют от безысходности, безденежья.

— Вы же сейчас говорите не про Театр молодёжи?

— Нет, конечно. Что касается запретных тем, мы никогда не будем пропагандировать наркотики. Есть законы общества, и нарушение этих законов нельзя оправдать провокативным характером спектакля. Очень тонкая грань — говорить о пороках, проблемах общества на сцене. Нужно обладать большим талантом, прежде всего, и тактом, чтобы делать подобные спектакли, не давая им перерасти в пропаганду. Спектакли, которые помогли бы людям увидеть себя и свои проблемы, дать им надежду, свет. Тут мы упираемся в другие классические императивы, связанные с театром. Что такое театр? Маяковский утверждал, что это увеличительное стекло, Гоголь — что зеркало. Не буду развивать эти утверждения, но лично я против того, чтобы театр был только стеклом. Вот мы увеличиваем, увеличиваем…

— Если бы увеличивали зарплату, актеры были бы рады…

— Нельзя только отражать. Спектакли должны быть разные, как люди, со своим представлением о жизни, характером. Два родных человека могут воспринимать, защищать некую жизненную ситуацию с совершенно разных ракурсов. Но при этом они любят друг друга. Каждый спектакль — это отдельная личность, своя история.

— Тогда вопрос: кто решает, когда эта история закончится. Спектакли исчезают из афиш. Кто определяет срок жизни, дает указание сделать эвтаназию?

— Главный здесь, конечно, зритель, но есть масса нюансов. Сейчас говорю не о художественной составляющей, а о банальных деньгах. Билеты на спектакли можно продавать через кассы или целенаправленно, распространяя в школах, вузах, на предприятиях. Может сложиться такая ситуация: через кассу зрителей идет мало, а залы полные. Получается парадокс, спектакль продается, но он не продается, что делать? Еще такой момент: одновременно ушли три актера, которые играют главные роли в больших, серьезных спектаклях. Нужно время на ввод нового актер. А если некого вводить? В театре на сто процентов работает закон «незаменимые люди есть». Актер — штучная профессия. К актерам нужно относиться очень деликатно, их, прежде всего, нужно уважать. То, что они делают, с точки зрения обычного человека, это невозможно. Работать днями и ночами за 20 рублей ассигнациями…

— Днями и ночами — это метафора?

— К сожалению, нет. Жизнь спектакля, пусть это прозвучит высокопарно, определяет время. Время на ввод новых актеров, время как физическая категория. Устарел спектакль, и всё тут.

— В начале 80-х годов прошлого века Анатолий Васильев, знаменитый режиссер, педагог, утверждал, что актеры должны играть сами для себя, зритель им не нужен… «Я художник, я разговариваю с богом, а зрители, если хотят, пусть на меня смотрят». Интересно ваше мнение на этот счет. Для кого должен играть актер?

— Я считаю, что актер вообще играть не должен. Это, наверное,прозвучит несовременно, но актер должен перевоплощаться и жить этой ролью. Он должен на два-пять часов стать тем человеком, которого он играет. Это невероятно сложно. Сложно отрешиться от того, что у него за спиной («чем оплатить ипотеку?», «какую зарплату получу в этом месяце?», «во сколько закончатся репетиции и как добираться домой, если автобусы после 21 часа не ходят?»). Наши актеры стараются отрешаться, каждый из них талантлив. Я перед ними снял уже все шляпы, вот иду покупать новую (улыбается. — От авт.).

— Что пожелаете служащим в театре накануне праздника?

— Поздравляю своих коллег из Театра молодёжи, а также других театров Владивостока, края, страны. Хочется надеяться (я же могу в праздник побыть нереалистом), что государство обратит внимание на театры (не только на два-четыре в России), на людей, которые в них работают. Желаю, чтобы появлялось больше интересных разнообразных пьес. Пусть современная российская драматургия будет такая, чтобы режиссеры не знали, за что браться, потому что всё гениально. Хочу, чтобы как сложно бы ни было за стенами театра тем, кто в нем служит, в самом театре было легко, радостно.

Марина СМИРНОВА.

Фото автора.

 

Читать далее >>