Владивосток

-8°
61.14
63.82
Общество

03 ноября 2022, 13:30

Советская Мата Хари выведала у болтливых ухажёров десятки секретов

Автор: Геннадий Обухов

Советская Мата Хари выведала у болтливых ухажёров десятки секретов

7 ноября 1944 года во дворике японской тюрьмы «Сугамо» был повешен легендарный советский разведчик Рихард Зорге. Спустя ровно 10 лет, в начале ноября 1954 года, в Японию вместе с супругом прибыла эмигрантка Хатыча Садык. И между этими внешне не связанными событиями  прямая линия. Потому что именно госпожа Садык  а на самом деле советская разведчица Ирина Алимова  стала после казни Зорге новым тайным резидентом в перманентно недружественной нам Японии… 

Юная Биби снимается в кино

Отец девушки Карим Алимов, уроженец Татарстана, воевал против басмачей в Средней Азии. После завершения Гражданской войны поселился в Ашхабаде, обзавёлся семьей, и у него родились трое детей. Дочка Бибииран — в 1918 году.

С детства малышка Биби мечтала быть актрисой, и когда пошла в школу, то сразу засверкала в ученической художественной самодеятельности. Однако семья жила бедно, и девушка, дабы иметь профессию понадёжнее, поступила в ветеринарный институт. И так сошлись звёзды, что на 18-летнюю первокурсницу случайно обратил внимание режиссёр студии «Туркменфильм» Александр Маковский, подбиравший актрису на роль возлюбленной главного героя фильма «Умбар». Так по сценарию звали юного джигита, подруга которого, конечно же, должна была быть сказочно, как Шахерезада, красива. Юная Биби этому критерию вполне соответствовала. Героический конник и красавица-подруга — стандартный (хоть и с некоторыми вариациями) сюжет любого отечественного и зарубежного вестерна. Фильм удался: он вышел на экраны в 1937 году и собрал неплохую по тем временам кассу. Неизвестно, меняла ли Алимова паспорт, но её сложное имя с непонятным окончанием -иран в титрах переделали на вполне советское Ирина.

Она, свернув с ветеринарной стези, поступила по направлению в Ленинградское театральное училище, в мастерскую Григория Козинцева и Леонида Трауберга. Во время обучения выяснилось, что у девушки не только очевидные актёрские данные, но и страсть к языкам. В дополнение к трём тюркским наречиям, которые она самостоятельно успешно освоила, Ирина также выучила немецкий и турецкий языки.

…Закончив обучение, она получит распределение в город Ташкент, на киностудию «Узбекфильм», где её уже будет ждать новая роль. Но начнётся Великая Отечественная война, и окажется, что её главная роль — не в кино. Природные задатки актрисы, профессионально отточенные в училище, плюс женственность и бьющая через край сексуальность позволят Ирине долгие годы успешно играть совсем другую роль. Она попросится добровольцем на фронт и всю войну пройдёт сначала в НКВД переводчицей, затем — военным цензором. Встретит Победу в Кракове, вернётся в НКВД, а в 1947 году получит предложение перейти во внешнюю разведку. И она, понимая, что мечты о большом экране можно похоронить, согласится.

О местах — шпионском и супружеском

После того как резидентура, созданная Рихардом Зорге, была полностью разгромлена, а все её члены осуждены, у японских секретных служб наступило вполне законное благодушие. Год шёл за годом, а никаких реальных данных, что в островную империю проник очередной тайный советский «крот», в их анналы не поступало. На волне временной расслабленности КГБ СССР разработал план восстановления резидентуры. Алимова, поучившая кодовое имя Бир, следует в Японию под видом уйгурки из богатой эмигрантской семьи, сбежавшей из красной России. В китайском порту Тяньцзин встречает молодого коммерсанта Халефа, влюбляется и выходит замуж. Халеф, понятно, не Халеф, а наш разведчик-нелегал Шамиль Хамзин. Так всё и вышло: с помощью американского Красного Креста супруги перебираются в Японию, покупают недорогой двухэтажный домик в Кобе. Первый этаж занимают сами, а второй сдают двум американцам, оказавшимся, как установят позже супруги, сотрудниками американской разведки! Вот так удача и коллизия: на втором этаже живут представители ЦРУ, а на первом — КГБ! Халеф перебирается в Токио, открывает магазинчик, супруги видятся всё реже, а связь поддерживают через закладки и тайники. Подумаешь, всё равно супруги они только на бумаге…

Нет и ещё раз нет!

Брак хоть и предполагался формальный, но вышло так, что тесное и регулярное общение и жизнь под одной крышей превратили его в реальный! Хамзин без ума влюбился в свою восточную красавицу-супругу. А она? Забегая вперёд, отметим, что в 90-е годы прошлого века, когда история её резидентства будет предана огласке, она даст несколько подробных интервью. И отвечая на вопрос о семейной жизни с полковником Хамзиным, неожиданно расскажет, аккуратно и скупо: «Нет, такой большой любви, о которой читаем в книгах, не было. Привязанность, тёплые чувства — да, это без сомнения. Нам вместе было хорошо». Конечно, это тоже немало. Она позволяла себя любить, делила с ним супружеское ложе — но не заводила с ним детей и (сознательно или нет?) держала его на некоей эмоциональной дистанции. Не смогла «сердцу приказать» или же не захотела, стараясь беречь его мужское эго и не распалять попусту ненужную ревность и сопутствующее ей воображение? Это — о том, что ценные секретные сведения из облечённых должностями и властью мужчин как их носителей традиционно во все века выуживают женщины (если только «партнёр» предварительно не завербован и не «голубой»). Вспомним ту же легендарную шпионку Мату Хари, при необходимости достаточно близко знакомившуюся с вереницей высших офицеров, обольщавшую их и вынуждавшую быть не в меру болтливыми. Наверное, Алимова на Мату Хари в этом плане всё же не тянула (иначе бы и о ней фильмы снимали), но вот поводы для ревности любящему её супругу, конечно же, давала, и не раз. Так (неясно, при муже или в его отсутствие), она устраивала ночные деловые посиделки с агентами ЦРУ, жившими в их доме, ходила на свидания до утра в гости к турецкому послу в Японии, что был от неё без ума. И водила вроде как платонический роман с турецким же военным атташе, что продлился месяц. Конечно, супруг мучился и скрежетал зубами — но всё понимал и лишних вопросов, надо полагать, любимой жене не задавал…

А кто в их служебном тандеме занимал главную роль, кто именно был резидентом? И какими секретными сведениями, собственно говоря, им удалось помочь Отчизне?

Шифровки от Бир

Чёткого ответа на этот вопрос нет. Хамзин скончался в 1991 году и от всех интервью всегда отказывался. Алимова тоже свою роль не выпячивала. Но истина в том, что большинство секретных данных, используя искусство обольщения и кокетства, добывала именно она. Все шифровки в Центр формулировала, подписывала и несла ответственность за их достоверность — тоже она. Но и её супруг не был статистом. Известный в префектуре коммерсант и авторитетный сотрудник электронной фирмы, он обеспечивал ей надёжнейшее общественно-политическое статус-кво. Такое мощное, что «госпоже Садык» даже удалось засветиться в кадре рядом с супругой императора Японии, участвовавшей в открытии выставки икебаны!

А какие сведения Алимова отправляла в Москву?

«Георгу. Под видом создания новых полицейских отрядов начали интенсивное увеличение армии. Планы милитаризации держат в глубокой тайне, ибо это является серьезным нарушением взятых страной обязательств. В ближайшие годы предполагается увеличить таким образом численность армии вдвое. Заключены секретные контракты на развитие военной промышленности. Бир». «Георгу. Стало известно, что в обстановке секретности спущена на воду подводная лодка нового типа, оснащенная новейшим оборудованием. Бир». «Георгу. Хорошо информированный источник сообщает о планах создания новой замкнутой политической группировки, в которую могут войти Южная Корея, Южный Вьетнам, Тайвань, Япония, Таиланд, Филиппины, Новая Зеландия, Австралия, Малайзия. Переговоры, возможно, состоятся в Сеуле или Бангкоке. Это явится серьезным дестабилизирующим фактом в Юго-Восточной Азии. Бир».

И действительно, в Сеуле был создан Азиатско-Тихоокеанский совет (АЗПАК). А после знакомства Алимовой, как позже писали японские СМИ, «с американским солдатом турецкого происхождения» (опять турок!), тот поделился с красавицей «фотоснимками баз США и Сил самообороны». Наверное, всё же не уровень Зорге — но очень близкий к нему…

Летом 1967 года супруги-разведчики вернутся домой, Бир вновь станет Ириной Каримовной. Она получит звание полковника КГБ в отставке и несколько наград. Похоронит мужа на Даниловском кладбище и переживёт его на 20 лет. В последнем интервью подытожит: «Я всю жизнь играла очень трудную роль, только без дубляжа и суфлёров… Ошибиться было нельзя — за нами стояла огромная страна, которая не должна была пострадать из-за наших срывов. Если бы пришлось жить заново, я снова избрала бы прежний путь».

Слушать

С нами на волне

Vladivostok FM106.4 FM