Владивосток

+17°
58.17
55.99
Авторские колонки

22 сентября 2022, 15:15

Несмотря на бодрые заявления о развитии Дальнего Востока, света в конце тоннеля по-прежнему не видно

Автор: Василий Заяшников

Несмотря на бодрые заявления о развитии Дальнего Востока, света в конце тоннеля по-прежнему не видно

Фото: VL.ru В дворике музея на Петра Великого открылся новый памятник в честь знаменитого исследователя

«Гвоздями» владивостокского сентября стали два события: ВЭФ и 150-летие Владимира Арсеньева. Оба прошли, можно сказать, в праздничном режиме: тигры в тайге плодятся, безработица падает, строятся заводы, на Русском появится Диснейленд, Владивостоку нужно «лёгкое метро» (мэр Константин Шестаков) и миллионное население (вице-премьер Игорь Шувалов)… Могила Арсеньева на Морском кладбище приведена в порядок, в городе появились сразу два новых памятника прославленному путешественнику, учёному и писателю (правда, открытие одного из них — того, что у верхней площадки фуникулёра, — по непонятным причинам затянулось), прошли конференции, театральные представления… Так что и тут вроде бы всё хорошо.

Холодным душем на этом благостно-бравурном фоне стала одна из дискуссий Арсеньевских чтений, которую провела учёный секретарь Музея-заповедника истории Дальнего Востока имени Арсеньева Анжелика Петрук.

«Нам объявили, что популяция тигра выросла. Я рад за тигра, чего не могу сказать о населении, — заявил кандидат экономических наук ведущий научный сотрудник Тихоокеанского института географии ДВО РАН Юрий Авдеев. — До 2012 года ростральная колонна на въезде в город стояла с другой стороны — моряк приветствовал приезжающих. Сейчас он печально провожает тех, кто уезжает… Дальний Восток — территория, которая показывает, что будет со всей Россией через несколько лет. Население РФ за 30 лет уменьшилось на 4 %, Дальнего Востока — больше чем на 20 %. Население Чукотки потеряло две трети, Магадан и Камчатка — половину. Приморье потеряло столько людей, сколько сейчас живёт в Артёме, Уссурийске и Находке вместе взятых. Какие у нас перспективы? Необходимо выбрать приоритеты, иначе ни того населения, которое есть, ни того, которое могло бы приехать, мы не увидим. Хабаровск географически и исторически — центр ДФО, там должно размещаться Минвостокразвития. У Владивостока — совершенно другая функция, связанная с внешними контактами».

«В 1929 году во Владивосток приезжал писатель Виктор Финк, встречался с Арсеньевым и рассказал об этом в книге «Литературные воспоминания», — поделился академик Пётр Бакланов, научный руководитель ТИГ ДВО РАН. — Арсеньев был в хорошем настроении, говорил, что у региона большой потенциал, что на Дальнем Востоке работает комиссия по изучению производительных сил при Академии наук и Госплане. Он с ней сотрудничал, надеялся на государство, на то, что «в основе всего должно лежать знание, изучение, наука». Он говорил: «Главным лицом здесь станет не перекупщик, сукин сын», а «инженер, учитель, учёный, образованный человек». К сожалению, не всё, о чём мечтал Арсеньев, сбылось».

«В учебниках по географии есть Тян-Шанский, Пржевальский, но нет Арсеньева, хотя это ярчайший представитель блистательной школы российских военных топографов, школы научного краеведения… А проблемы управления регионом во многом остались теми же самыми», — считает доктор исторических наук, профессор ДВФУ Наталья Беляева.

Академик заместитель председателя ДВО РАН Виктор Ларин подвёл итог: «Почему Арсеньев сегодня актуален? Да потому что подавляющее большинство проблем, которые он поднимал, так и не решены. Россия до сих пор не знает, зачем ей эта территория, обращается с ней как с колонией. Были попытки решить проблемы с управлением в последнее десятилетие — насоздавали структур, бюрократия есть, развития нет. Слёзы начинают капать, что бы ни говорили на самом верху! Как выстраивать отношения с соседями, как использовать китайский демографический ресурс в наших интересах — на этот вопрос ответа по-прежнему нет. У России нет азиатской политики, все разговоры о повороте на восток — не более чем блеф, красивые слова, за которыми ничего не стоит. Поворот закончился в 2014 году, практически не начавшись».

При Арсеньеве людей в Приморье было ещё сравнительно немного, но зато шло активное заселение — и при царе, и при Советах. Сегодня — обратная фаза: с 1992 года население края ежегодно убывает на десятки тысяч. И решительно непонятно, откуда здесь возьмётся шуваловский миллион. Разве что присоединить к Владивостоку Артём, Уссурийск и Находку?

Слушать

С нами на волне

Vladivostok FM106.4 FM