Владивосток

-18°
69.12
75.33
Общество

10 декабря 2022, 10:26

Краткий обзор истории изобразительного искусства Приморья

Автор: Геннадий Обухов

Завтра, 8 декабря, — Международный день художника. Почти каждый из нас — с разной степенью способностей — рисовал в своё время или пишет полотна ныне. Карандашом. Кистью. Аэрозольным баллончиком. Но немногие жители края занимались изобразительным творчеством, проявляя ярко выраженный талант или как минимум дарование. И потому вошли в историю...  

Краткий обзор истории изобразительного искусства Приморья

1860–1922: всё больше любители

Своих мастеров холста в первые годы освоения края у нас не было, и красоты Сихотэ-Алиня поначалу воспевали заплывавшие в приморские пенаты российские художники. В ряду известных в узких кругах фамилий — Фёдор Баганц, художник-маринист и профессор Санкт-Петербургского морского кадетского корпуса. Начинал как талантливый пейзажист, окончил Императорскую академию художеств, после чего зарабатывал на хлеб с маслом, выполняя частные заказы петербургской знати. В 1864–1865 годах принял участие в длительном плавании на Дальний Восток, совершённом на военном транспорте «Гиляк». Рисовал пейзажи сёл Хабаровка, Пермское и Нижнетамбовское, гаваней Посьета и Ольги, залива Де-Кастри и порта Владивосток. За время этой экспедиции создал 80 акварелей, а свои работы, собранные в альбом, подарил императору Александру II. Самодержец впервые в жизни полюбовался красочными дикими и лирическими видами наших гаваней. После чего резко усилил финансирование переселенческих мероприятий. Конечно, шутка. А без шуток: Фёдор Фёдорович императорским указом получил звание «художника 1-й степени и бриллиантовый перстень с рубином». По свидетельствам очевидцев, вдохновлённый Приморьем Баганц подумывал о том, чтобы вернуться в наш край и создать здесь первую художественную школу. Оказалось, не судьба. В 1869 году при родах скончалась горячо любимая им жена, но он всё же нашёл в себе силы отправиться во Владивосток. Однако по пути, не выдержав недавних переживаний, свалился в горячке. В Морском госпитале Николаевска-на-Амуре (и не добрался ведь совсем немного!) у художника был диагностирован «паралич и слабоумие с редкими прояснениями сознания». Долгий обратный путь в столицу, лечение (которое не помогло), — и кончина на 29-м году жизни.

Первые доморощенные, если так можно выразиться, художники появились в крае в 1890-е годы, а в 1910 году во Владивостоке был зарегистрирован устав Общества поощрения изящных искусств. Эту творческую контору создали приморские мастера Алексей Клементьев, Карл Каль (позже станет отцом приморского пейзажа), Александр Лушников, Василий Баталов, Павел Николаев-Тепляков, Михаил Лобанов и Матвей Зайцев. Все они были любителями и на жизнь зарабатывали в основном педагогическим трудом: кто держал частную студию, кто эпизодически подряжался выполнять заказы органов власти.

До начала 1900-х годов вся творческая жизнь, и не только в сфере изобразительного искусства, бурлила в границах Владивостока. До той поры, пока в 1906 году в край не приехал художник Василий Шешунов, поселившийся в Никольске-Уссурийском. До конца своих дней он преподавал в местных гимназии и школе и писал... Сотни картин, этюдов и акварелей, и на каждом — красоты уссурийской тайги.

После того, как Приморье погрузилось в революционные передряги, залихорадило и местное сообщество художников. В 1920–1922 годах здесь заправляли футуристы и авангардисты, иконой для которых стал эпатажный Давид Бурлюк.


1923–1980: такие непохожие

После установления советской власти в Приморье понадобилась пара десятилетий, чтобы общественно-политическая ситуация окончательно прояснилась и «устаканилась». 10 октября 1938 года по инициативе художника Василия Безродного состоялось учредительное собрание, на котором был избран организационный комитет Союза приморских художников. Несмотря на «завинченные гайки» и массовые репрессии, в местном союзе царил свободный дух товарищества, энтузиазма и творческой устремлённости. Разговоры, конечно, велись самые разные — но никто ни на кого не донёс! Более того, уже в следующем году открылась первая совместная выставка работ художников Приморья, в которой участвовали 18 человек со 120 работами.

И ранее, и ныне каждый художник как представитель народа, творчески ранимого, считает себя недооценённым, оригинальным, заслуживающим широкого признания. А художника, как известно, обидеть может каждый. Именно по этой причине (чтобы никого не пропустить и не обидеть) мы не станем перечислять в сухой подбор десятки имён художников, творивших ранее и творящих сегодня. Для этого, пожалуй, нужно бы издать толстый и красочный альбом в нескольких томах, в которых могут быть представлены изобразительные работы о приморских моряках и строителях, рыбаках и учёных, станочниках и лесозаготовителях. Ограничимся двумя яркими и бесспорно талантливыми именами.

Юрий Собченко (1937–2001 годы), отец приморского андеграунда. Начинал как художник-реалист, но неожиданно изменил ведущему направлению советского искусства. Где он этих «стиляг кисти» насмотрелся и чем они его вдохновили — доподлинно неизвестно. Однако стал творчески проповедовать нонконформизм на приморской почве в годы волюнтаризма и застоя, зная при этом, что его работы не попадут на официальные выставки, не принесут гонораров и известность. То есть избрал путь «отщепенца», коими в те годы числились некие Бродский и Пастернак. Недоброжелатели и завистники по творческому цеху, проповедовавшие общепринятые принципы советской живописи, гнобили художника и смеялись над ним. Достаточно сказать, что первую свою персональную выставку Собченко позволили организовать лишь в 1999 году, за три года до собственной кончины. И творческой эпитафией Юрию Валентиновичу стало завершение им многолетней работы над центральным панно художественного проекта, посвящённого 55-летию Победы. Её коллеги автора ещё задолго до завершения работы над ней нарекли приморской «Герникой».

Иван Дункай (1952–2017 годы), удэгейский художник, график и книжный иллюстратор, один из известных в России национальных мастеров кисти. Родился в глухом приморском селе в семье промыслового охотника. Но по стопам отца не пошёл, в 1974 году завершил обучение на живописном факультете ДВ педагогического института искусств во Владивостоке. Отслужил в морской пехоте. Всегда рисовал дикие уголки уссурийской тайги невероятной красоты, а в своих работах проповедовал постулат единства человека с природой, понимание её вольного нрава и размаха. Иван Иванович всю жизнь отражал культуру, уклад жизни и национальные традиции удэге. Художник запечатлел места невероятной красоты, где человек сроднился с природой. Арт-критик Александр Лобычев, знавший художника, отзывался о нём так: «Сейчас он — единственный художник, представляющий удэгейцев, а это, конечно, быть не просто хорошим охотником и рыболовом, отвечающим за себя и свою семью, — а здесь ты отвечаешь за весь народ». В 1996 году стал членом Союза художников России. Провёл более 20 персональных выставок. В 2002 году стал лауреатом премии имени Арсеньева за художественное воплощение образа Владимира Клавдиевича, народа удэге и уссурийской тайги. Скончался 3 сентября 2017 года.

...Сегодня мы можем ходить по художественным музеям и галереям, чтобы вдумчиво и не спеша любоваться работами признанных мэтров и начинающих мастеров Приморья. В творческой обойме местного художественного цеха — десятки имён и сотни произведений самых разных жанров и манер исполнения. И это значит, что художники из прошлого, известные и позабытые, жили и творили не зря.

Слушать

С нами на волне

Vladivostok FM106.4 FM