Владивосток

-5°
60.75
63.3
Общество

20 июля 2022, 13:24

Как великий норвежец Амундсен побывал во Владивостоке

Автор: Василий Авченко

16 июля исполнилось 150 лет со дня рождения Руаля Амундсена (1872–1928) — норвежского путешественника, «наполеона полярных стран», «последнего викинга». В декабре 1911 года, опередив англичанина Скотта, Амундсен впервые достиг Южного полюса. Позже он стал первым «биполярником» — человеком, побывавшим на обоих полюсах, — и первым же пролетел над Северным полюсом на дирижабле. Несколько раз жизненный путь Амундсена пересекался с Россией. Юбилей легендарного ровесника Арсеньева — хороший повод вспомнить об этом.

Как великий норвежец Амундсен побывал во Владивостоке

Гонка к Южному полюсу

Русские моряки Беллинсгаузен и Лазарев, открывшие Антарктиду в 1820 году, на берег не высаживались. Первыми русскими, ступившими на шестой континент, стали люди с менее громкими фамилиями. Один из них — уроженец Архангельской губернии Александр Кучин. Он некоторое время жил в Норвегии, в лаборатории океанографа Бьорна Хелланда-Хансена познакомился со знаменитым путешественником Фритьофом Нансеном. Кучин вошёл в отряд Амундсена как штурман и океанограф. К полюсу, правда, Амундсен пошёл без Кучина, взяв четверых спутников и четыре упряжки собак в качестве транспорта и провизии. Когда он, покорив полюс, вернулся к антарктическому побережью, Кучин уже убыл с оказией в Россию. В Архангельске он познакомился с полярным исследователем Владимиром Русановым и по его приглашению в 1912 году отправился в качестве капитана судна «Геркулес» в Арктику. Экспедиция пропала без вести, с Русановым (он стал одним из прототипов мореплавателя Татаринова в романе Вениамина Каверина «Два капитана») погиб и Кучин.

В отряде Скотта тоже были русские. Для закупки собак и лошадей он отправил своего агента Морза во Владивосток. Здесь Морз познакомился с жокеем Антоном Омельченко родом с Полтавщины и при его помощи закупил в Харбине маньчжурских пони. Собак для Морза приобрёл у нивхов Дмитрий Гирев, живший в Николаевске-на-Амуре. Обоих взяли в штат экспедиции — конюхом и каюром. К полюсу Омельченко и Гирев, на своё счастье, не пошли. Обратный путь пятёрки Скотта стал дорогой скорби: голод, холод, сознание проигрыша… Дмитрий Гирев был среди тех, кто обнаружил тела Скотта и его товарищей в занесённой снегом палатке.

В 1956 году на Южном полюсе открылась американская антарктическая станция, названная в честь обоих покорителей полюса сразу: Амундсен-Скотт. Не забыты и их русские спутники. Именем Омельченко назвали бухту в Антарктиде, именем Гирева — одну из вершин антарктического вулкана Эребус. В честь Кучина названы два острова Земли Франца-Иосифа.

Вдоль ледовитых берегов

Летом 1918 года Амундсен начал трансполярный дрейф на шхуне «Мод», и тут снова не обошлось без русских. Вторым мотористом и радистом отряда стал Геннадий Олонкин — сын архангельского помора и норвежки.

У мыса Челюскин на Таймыре шхуну зажало льдами. На зимовке Амундсен упал на лёд и сломал руку, чуть не погиб в схватке с медведицей и вдобавок отравился угарным газом. На вторую зимовку «Мод» встала у острова Айон в Чаунской губе, где в 1933 году Наум Пугачёв заложит Певек — самый северный город России. На третью — у чукотского мыса Сердце-Камень, где Амундсен удочерил двух девочек-чукчанок. Тут выяснилось, что экспедиция обанкротилась; команда перессорилась, кок спился, матрос сошёл с ума. В 1921 году Амундсен вернулся на родину.

Вышеназванного Олонкина Амундсен в 1926 году включил в состав новой арктической экспедиции. Теперь речь шла о покорении Северного полюса на дирижабле «Норвегия» конструкции итальянца Умберто Нобиле (интересно, что по пути из Италии на Шпицберген дирижабль «парковался» в Гатчине). Вот как вспоминал Олонкина Нобиле: «Высокий и очень худой, белокурый, с небесно-голубыми глазами. Он никогда не улыбался, что делало его на вид довольно суровым, но душа у него была прекрасная». Перед полётом Амундсен уволил Олонкина — будто бы из-за дефекта слуха, однако Нобиле считал, что Амундсен хотел увеличить в экипаже долю норвежцев. Когда «Норвегия», пролетев над полюсом, финишировала на Аляске, между Амундсеном и Нобиле, мужчинами с характером, разгорелся конфликт на почве того, какой стране принадлежит честь воздушного покорения полюса — Норвегии или Италии.

Олонкин в жизни не потерялся: получил норвежское гражданство и орден Святого Олафа — высшую награду королевства, работал в Институте метеорологических исследований в Тромсё, где и умер в 1960 году. В его честь названо поселение Олонкинбюэн на острове Ян-Майен между Гренландским и Норвежским морями.

[Здесь находится галерея]

Амундсен во Владивостоке

В 1927 году Амундсена пригласили в Америку читать лекции. Оттуда полярник поехал в Японию, где выступал для публики и императорской семьи. Затем норвежец пересёк Японское море (именно в эти дни ему исполнилось 55 лет) и оказался во Владивостоке. С 18 по 23 июля он находился в нашем городе в качестве гостя Русского географического общества. Заметим, что ещё в 1913 году Владивосток посетил товарищ Амундсена, не менее легендарный норвежский полярник Фритьоф Нансен, а позже, в 1981 году, гостем Находки стал ещё один видный норвежец — путешественник, учёный Тур Хейердал.

Японский пароход «Каги-мару», на котором прибыл Амундсен, встречали всем городом. Тихоокеанская научно-промысловая станция на полуострове Басаргина — будущий институт ТИНРО, оленеводческий совхоз в Сидеми — нынешнем Безверхово (здесь гость покормил оленёнка и получил в подарок панты и женьшень), Дальзавод… Скучать Амундсену точно не пришлось. В клубе совработников имени Воровского (нынешний Пушкинский театр) норвежец при супераншлаге выступил с лекцией о полёте через Северный полюс. Его избрали почётным членом Владивостокского отдела РГО. Амундсен осмотрел музейные коллекции, форты Владивостокской крепости, несколькими годами раньше законсервированные по соглашению с японцами, побывал в Ботаническом саду, пионерлагере, доме отдыха. Поезд Владивосток — Москва повёз его дальше на запад.

В Новосибирске он сказал журналистам, что во Владивостоке можно устроить один из лучших аэродромов на северном побережье Тихого океана. Тогда Амундсен много размышлял о перспективах воздухоплавания и авиации для освоения Арктики — и был весьма дальновиден. Буквально через несколько лет настало время рекордных перелётов, катастрофа зажатого льдами «Челюскина» дала импульс развитию советской полярной авиации, взошли звёзды Чкалова и Громова. А в 1937 году, когда Михаил Водопьянов посадил на Северном полюсе тяжёлый самолёт АНТ-6, на окраине Владивостока, близ нынешней «Зари», появилась улица Амундсена. Сегодня по этой крутой улочке числится всего три дома. По соседству — улицы полярных лётчиков Чкалова, Байдукова и Белякова, бредившего Землёй Санникова академика Обручева. Во Владивостоке Амундсен определённо попал в хорошую компанию.

Последний поход

В Ленинграде Амундсен сказал прессе, что стареет и больше не собирается в Арктику. Но, как говорится, человек предполагает, а бог располагает. Арктический бог Амундсена сделал так, что тот погиб, как настоящий викинг, — в походе, пытаясь спасти других. Судьба уравняла Амундсена с обойдённым им когда-то Скоттом.

Заклятый друг Амундсена — Нобиле, которого дуче Муссолини сделал генералом и почётным членом фашистской партии, — снова полетел к полюсу на дирижабле «Италия». На обратном пути тот рухнул. К поискам Нобиле, которые вели всем миром, присоединился Амундсен. 18 июня 1928 года он вылетел из Тромсё на гидросамолёте Latham 47 и сгинул в Баренцевом море. Видимо, экипаж потерпел аварию и погиб от переохлаждения. Накануне Амундсен (его роль в фильме Михаила Калатозова «Красная палатка» о поисках Нобиле исполнил Шон «агент 007» Коннери) говорил: «Как чудесно в высоких широтах! Там я хотел бы умереть, но пусть смерть придёт ко мне по-рыцарски, настигнет меня при выполнении великой миссии, быстро и без мучений»… Тело Амундсена так и не нашли. Нобиле вместе с собакой снял с льдины шведский пилот Эйнар Лундборг, других выживших участников экспедиции спас советский ледокол «Красин». Когда в 1932 году под Москвой открылся завод «Дирижаблестрой», для работы в нём из Италии пригласили не кого иного, как Нобиле.

Из посвящённого Амундсену стихотворения Константина Симонова «Старик»:

…Под осень, накануне ледостава,

Рыбачий бот, уйдя на промысла́,

Найдёт кусок его бессмертной славы —

Обломок обгоревшего крыла.

Василий АВЧЕНКО.

Фотографии из открытых источников

Слушать

С нами на волне

Vladivostok FM106.4 FM