Владивосток

-12°
61.14
63.82
Общество

25 ноября 2022, 14:06

Модерн до последнего вздоха: Архитектор Фёдор Постников мог стать приморским Гауди — но не успел…

Автор: Геннадий Обухов

3 ноября 1869 года, спустя девять лет после основания поста Владивосток, в московской семье потомственных дворян родился мальчик Федя Постников. И если б ему сказали, что придёт время и судьба забросит его на самую восточную окраину Российской империи, — наверное, он очень бы удивился. Во Владивостоке он проработает неполных три года, но за этот краткий по служебным меркам срок спроектирует и воплотит в камне несколько городских зданий, а также организует пожарную службу. Здесь же и упокоится… 

Модерн до последнего вздоха: Архитектор Фёдор Постников мог стать приморским Гауди — но не успел…

Информация о юношеских и студенческих годах Фёдора Фёдоровича скуповата. Первый свой диплом он получил в училище изящных искусств Гунста. Воинскую повинность отбывал кондуктором при Тульском артиллерийском заводе. Начал учёбу в архитектурном училище, но образование по профилю завершал в Петербурге. После сдачи экзаменов получил звание техника архитектуры, вернулся в Москву и более десяти лет состоял на госслужбе в должности помощника городского участкового архитектора. Времени свободного хватало, и немолодой уже чиновник занимался самообразованием, выполняя при этом частные заказы не бедствующих граждан. Также оставалось время и на увлечение пожарным делом, и он тоже перевёл его из хобби в практическую плоскость и неоднократно сам выезжал на пожары. Вот такой разносторонний человек. Зачем решил перебраться на Дальний Восток, нам неведомо, как основная версия — возможность для самореализации, потому как в столицах даже таланту пробиться было сложно. А просто человеку со способностями — почти никак.

Брандмейстер в стиле модерн

В 1906 году 37-летний архитектор прибывает во Владивосток и почти сразу получает должность городского архитектора и, конечно же, пост начальника городской пожарной команды и в придачу — специализированной вольной дружины. Буквально через несколько месяцев Постников уже реализует свой первый архитектурный проект — помещение для городской пожарной команды с конюшнями и постройками для обоза. Его работа нравится городским властям. Причём настолько, что он получает своеобразный карт-бланш на своё дальнейшее творчество. И выбирает стиль модерн.

Справка ДВВ

Архитектурный стиль модерн получил распространение в Европе в 1890–1910 годах. Его архитектуру отличал отказ от классических линий и углов в пользу более декоративных (необарочных и неоготических) линий, использование новых материалов  металла, бетона и железобетона. Новые материалы и технологии позволили повысить этажность зданий, увеличить масштаб арок и окон. Яркий пример модерна  Эйфелева башня в Париже. Модерн предполагал интерес к декору, который выражался в плиточной облицовке и кованых металлоконструкциях. Модерн  это стиль комфорта (здания снабжались лифтами и центральным отоплением), он отвечал запросам индустриального общества. Наиболее яркие представители модерна  австриец Отто Вагнер, немец Петер Беренс, испанец Антонио Гауди и россиянин Фёдор Шехтель.

И буквально за пару лет Постников проектирует здание музея Общества изучения Амурского края (совместно с инженером Венсаном, ныне улица Петра Великого, 6), хирургический павильон клинической больницы (улица Алеутская, 57, корпус 1), дом Старцевых на Светланской улице. И, словно предчувствуя скорую кончину, спешит жить, спешит творить. Будучи членом Технической комиссии Владивостока, принимает деятельное участие в организации первых телефонных и трамвайных линий, заведует постройкой городских мостовых. И, конечно же, столь любимым им пожарным делом, куда ж без него! За два с половиной года не было ни одного пожара, куда бы Фёдор Фёдорович не явился в числе первых. Распоряжаясь спасательными работами непосредственно на месте, он играет со смертью в орлянку, постоянно, как вспоминали современники, «пренебрегая всякими опасностями, рискуя подчас жизнью». Но именно благодаря его стараниям за 2–3 минуты по тревоге команды выезжают на пожары. И только благодаря такой поразительной быстроте удаётся спасти десятки человеческих жизней, сотни жилых домов и строений.

Везёт сравнительно долго, до 1 ноября 1908 года, когда загорается дом Демби на улице Фонтанной. Брандмейстер Постников, как обычно, руководит пожарными на месте. Поднимается на крышу горящего здания. Но объятые пламенем балки предательски складываются… Падение вниз. Очевидны сильные ушибы и переломы. До приезда кареты скорой помощи пострадавшего во избежание непредвиденных внутренних травм не перемещают. Но вот сырая земля в ноябре — не самая комфортная лежанка! Постникова в конце концов увозят — и оказывается, что он в дополнение к полученным травмам сильно простудился…

Справиться с болезнью он более не сможет. Последние три месяца жизни архитектор проведёт, не вставая с постели. Постепенно угасая. Но ещё успеет завершить свой последний проект — здание для городской женской Алексеевской гимназии на улице Суйфунской (ныне гимназия № 1, улица Уборевича). Его воплощения в камне он не увидит, 21 января 1909 года 39-летний архитектор и брандмейстер испустит свой последний вздох.

Пустые хлопоты

Похороны — живой обзавидуется. 23 января 1909 года город словно затихает в скорбном параличе. С 8 часов утра в Покровской церкви городского Покровского кладбища начинаются литургия и отпевание. Сотни и сотни скорбящих. На похоронах — затяжные проникновенные речи городского головы Ивана Циммермана и других важных чиновников. На могилу кладётся более двух десятков пышных венков, в том числе от музея Общества изучения Амурского края и «от благодарных русских рабочих». Газета «Дальний Восток» в некрологе даёт покойному простое, но точное определение: «Честный и полезный работник, положивший душу свою за спасение других».

Городская дума на своём заседании увековечивает его память всеми доступными средствами: «Похороны Ф.Ф. Постникова принять на счёт города. В городской пожарной команде повесить портрет покойного как постоянную память о самоотверженном человеке, отдавшем столько сил и энергии горячо любимому им делу и поставившем его на должную высоту. В городской женской гимназии учредить одну городскую стипендию для бедной ученицы имени архитектора Ф.Ф. Постникова, для чего ассигновать в распоряжение попечительского совета гимназии по 50 рублей ежегодно».

Однако хлопоты по увековечиванию имени Постникова в конечном итоге оборачиваются пшиком. Одна только история с затяжной и непонятной бюрократической волокитой по поводу установки памятника Фёдору Фёдоровичу чего стоит!

Процесс фактического забвения архитектора, так и не успевшего стать приморским Гауди, пойдёт по нарастающей. Новая власть сравняет Покровское кладбище с землёй, устроив на костях Постникова и ему подобных парк развлечений. Спустя несколько десятков лет, на волне массовых переименований китаизированных топонимов, что случится в крае в 1972 году, о его заслугах также никто не вспомнит. Ну да, не партизанил, чином партийным не располагал, да и у красных не служил. И кончится тем, что сегодня в списке городских/краевых объектов, носящих память о Постникове, — ровный и красивый ноль.

А может, просто плевать на это не сложившееся увековечивание? Ведь он сам себя увековечил. В камне. И все его здания ныне, казённым языком говоря, — «объекты культурного наследия народов РФ». И хотя даже фото его не сохранилось, но его архитектурные шедевры — они и есть памятники. И стоять им века.

Слушать

С нами на волне

Vladivostok FM106.4 FM