Владивосток

-2°
60.75
63.3
Общество

18 ноября 2022, 10:20

Шанхайское сидение русских моряков: малоизвестные страницы столетней истории

Автор: Василий Авченко

Возвращение блудного «Монгугая»

Шанхайское сидение русских моряков: малоизвестные страницы столетней истории

В октябре 1922 года, когда в Приморье вступали части Народно-революционной армии Дальневосточной республики, белый адмирал Георгий Старк увёл из Владивостока за границу Сибирскую флотилию. Советы начали дипломатическую борьбу за её возвращение: ведь флот принадлежал не Старку, а российскому государству, как бы оно в данный исторический момент ни называлось… К столетию завершения Гражданской войны в России ДВВ вспоминают сколь показательную, столь и малоизвестную историю «Монгугая» — одного из пароходов Сибирской флотилии.

Всего Старк увёл за кордон три десятка кораблей и судов различных типов — от крейсеров и транспортов до канонерских лодок и катеров. Входил в неё и «Монгугай» — товарный пароход Pronto немецкой постройки, в 1904 году оказавшийся во Владивостоке, переоборудованный в минный заградитель и получивший новое имя в честь старого названия нынешней реки Барабашевки. В 1921 году «Монгугай» захватили было красные партизаны, но вскоре белые отбили корабль.

На борту кораблей и судов под флагом Старка находилось около девяти тысяч человек — в основном белогвардейцы, но уходили и гражданские беженцы. В Гензане (ныне — Вонсан) японские власти, контролировавшие корейские порты, никому сойти на берег не разрешили. Для пополнения запасов продуктов и топлива Старк продал здесь канонерскую лодку «Манджур». В Гензане он оставил примерно треть флотилии, включая «Монгугай», под командой контр-адмирала Безуара, а сам во главе поредевшего отряда убыл в Фузан (Пусан), где история повторилась. Здесь Старка посетил его бывший сослуживец, а ныне военно-морской атташе РСФСР Владимир Белли. Пообещав амнистию, он предложил Старку вести флотилию обратно во Владивосток, но получил отказ.

Старк во главе отряда из полутора десятков исправных плавсредств пошёл дальше — в Шанхай, причём на переходе погиб охранный крейсер «Лейтенант Дыдымов». В Шанхае, как ранее в Корее, местные власти не хотели пускать на берег 1 800 человек, ссылаясь на безработицу, и хотели их депортировать. Тем временем советское правительство официально пообещало амнистию всем, кто вернётся с судами, имуществом и государственными флагами, но Старк и теперь сотрудничать с большевиками не хотел, распродавал суда и боеприпасы. В начале 1923 года, когда большинству беженцев всё-таки позволили сойти на берег, Старк повёл остатки флотилии с 650 людьми на борту в Манилу. Там он когда-то уже бывал — после Цусимского сражения крейсер, на котором служил старший минный офицер Старк, интернировали в Маниле; по иронии судьбы это была та самая «Аврора», выстрел которой позже возвестил об Октябрьской революции. В Маниле адмирал продал суда, а деньги разделил поровну среди своих офицеров и нижних чинов.

Вернёмся в Шанхай, куда в сентябре того же 1923 года прибыли из Гензана казаки генерала Фаддея Глебова на пароходах «Охотск», «Защитник», «Эльдорадо» и «Монгугай» — всего около 850 человек. Они поселились на территории французской концессии, потихоньку продавали вооружение. Советский дипломат Лев Карахан потребовал передать корабли СССР в лице шанхайского представителя Доброфлота, но Глебов через газету North China Daily News объявил, что пароходы — собственность казаков.

В мае 1924 года СССР и Китай подписали межправительственное соглашение. Китайские власти, признавшие Советы, согласились на возвращение судов в СССР, но опасались применять силу против вооружённых казаков.

В июне Москва распространила действие амнистии, объявленной тремя годами раньше для рядовых белых, находящихся в Китае. В среде беженцев возникло движение за возвращение в СССР. Даже из тех, кто ушёл со Старком на Филиппины, 150 человек вернулись в Шанхай, чтобы добиваться отправки на родину. Генерал Николай Анисимов, контролировавший «Монгугай» (недоброжелатели потом говорили, что он растратил войсковую кассу), обратился в консульство СССР. Узнав об этом, Глебов приказал при попытке увода «Монгугая» открывать огонь. Среди белых назревал конфликт. Согласно исследованию профессора Шанхайской академии общественных наук Ван Чжичэна «История русской эмиграции в Шанхае» (М., 2008), North China Daily News опубликовала протест против планов генералов Глебова и Лебедева по продаже кораблей, подписанный 54 офицерами и солдатами. Они указывали: корабли и всё имущество на них «принадлежат действующему в настоящее время российскому правительству. И пусть теперь оно называется советским». Авторы письма признавались, что поняли: белые противостояли не столько большевикам, сколько «всей России». Они заявили, что более не хотят бороться против «своего народа» и Советов. Вскоре появилось ещё одно аналогичное открытое письмо за 88 подписями.

В начале 1925 года генерал Анисимов, получив гарантии от советского консульства, распорядился снимать «Монгугай» с якоря — будто бы для перевода в док на ремонт. С «Охотска» по «Монгугаю» открыли огонь, в результате перестрелки на «Охотске» оказалось двое раненых, на «Монгугае» — один убитый. В итоге пароход ушёл из-под обстрела с 240 офицерами, казаками и солдатами на борту и сменил место стоянки. Вскоре советская делегация во главе с генеральным консулом Озарниным поднялась на борт «Монгугая» и под троекратное «ура» подняла флаг СССР. 5 апреля генерал Анисимов повёл корабль во Владивосток.

Остальные суда вернуть не удалось. «Эльдорадо» Глебов продал американцам, «Защитник» и «Охотск» — китайцам. Сам Глебов жил в Шанхае, где и скончался в 1945 году (там же в 1937-м умер последний правитель белого Приморья Михаил Дитерихс).

Адмирал Старк жил в Париже, работал таксистом. При оккупации Франции сотрудничать с фашистами отказался. Умер в 1950 году.

Николай Анисимов в Москве заведовал лесным складом при Центральном парке культуры и отдыха. В 1931 году был обвинён в подготовке восстания и расстрелян по делу «Казачьего блока». В 1989-м реабилитирован.

«Монгугай», вернувшись во Владивосток, вошёл в состав Морских сил Дальнего Востока. Позже был передан дальневосточной конторе Совторгфлота. В 1940 году исключён из списков флота, в 1951-м разобран на металл и забыт — в отличие от корабля похожей судьбы «Адмирал Завойко», который тоже переходил то к красным, то к белым. В 1921 году пробольшевистски настроенная команда увела его в Шанхай, откуда при содействии упомянутого Владимира Белли «Адмирала Завойко» в начале 1923 года вернули во Владивосток, перевели в класс сторожевиков и переименовали в «Красный вымпел». Сейчас этот корабль стоит на вечном приколе в центре Владивостока.

Слушать

С нами на волне

Vladivostok FM106.4 FM